Военные технологии Вторник, 21.11.2017, 15:15
Приветствую Вас Гость | RSS
ВОЕННЫЕ НОВОСТИ
Самолеты [941]
Беспилотники [296]
Вертолеты [233]
Ракетное вооружение [282]
ПВО/ПРО/ЗРК/ПЗРК [259]
ВМФ [397]
Танки/РСЗО/САУ/Авто [309]
Стрелковое оружие [265]
Военные технологии [144]
Разведка, спецслужбы [82]
Армия [73]
Политика и прочее [523]

Меню сайта

Форма входа
Логин:
Пароль:

Наш опрос
Если начнется война...
Всего ответов: 1265

Боевое применение С-200 в Ливии
Полковник Андрей ПОЧТАРЕВ, "Красная звезда".

Так уж повелось, что Соединенным Штатам не привыкать замалчивать данные о своих неудачах и боевых потерях, не привыкать восхвалять свои порой мнимые успехи в различных региональных вооруженных конфликтах. Так было, к примеру, по итогам войны в Персидском заливе (1991 г.), когда армия США завысила эффективность своих ракет "Пэтриот" в борьбе с иракскими ракетами "Скад" - "Аль-Хуссейн" (модернизированные советские оперативно-тактические ракеты Р-300) до 61%, вопреки мнению рабочей группы американского физического общества из Массачусетского технологического института, утверждающей, что доля их успеха "была равна нулю". Так случилось и в 1999 году после 78-дневной агрессии НАТО против Югославии, когда руководство альянса, основу ВВС которого составила авиация США, признало лишь потерю двух своих самолетов, вопреки данным министерства обороны СРЮ о 61 сбитом самолете противника. Характерно, что на вооружении югославской армии состоят средства ПВО главным образом советского производства, причем старого парка, т.е. разработки 60-70-х годов. 
Широко не афишировались потери американских ВВС и 15 лет назад в Ливии. Тогда в марте-апреле 1986 года Пентагон осуществил последовательно две воздушные операции: "Пожар в прерии" и "Каньон Эльдорадо", подвергнув ракетно-бомбовым авиационным ударам ряд административных и военных ливийских объектов. Не молчали в те дни и войска ПВО Ливийской Джамахирии, вооруженные советскими зенитно-ракетными комплексами. Помощь в овладении ими оказывали советские военные специалисты. Об этом практически нигде не говорилось. Как не говорилось и о том, что американская авиация понесла в тех операциях потери... 

После свержения монархии (в сентябре 1969 г.) в Ливии были произведены крупные социально-экономические преобразования, направленные на развитие сотрудничества со странами социалистического лагеря во главе с СССР. В июне 1970 г. на ее территории были ликвидированы последние английские и американские военные базы, а через три года, 9 октября, лидер революции М. Каддафи от имени своего правительства объявил воды залива Сидра южнее параллели ("линии смерти") 32о 30` с.ш. (то есть более 100 морских миль от берега) ливийскими территориальными водами. Вашингтон отказался признать эти претензии Триполи (по Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. госграница может простираться от берега не далее чем на 12 морских миль). Кроме того, независимая политика Ливии противоречила стратегическим военным планам Пентагона, концепции "передовой морской обороны" по наращиванию сил и развитию инфраструктуры блока НАТО в Средиземном море. В связи с этим 6-й флот США взял за правило каждое лето проводить маневры в заливе Сидра. После захвата американских заложников в Тегеране президент Дж. Картер временно отказался от военно-морских учений в этом районе, но его преемник Р. Рейган решил возродить традицию, проводя в отношении Ливии политику демонстрации силы. Белый дом вознамерился либо вынудить данную страну изменить свой внешнеполитический курс в русле американских национальных интересов, либо уничтожить ее руководителя.
С августа 1981 г., когда корабли и самолеты 6-го флота ВМС США стали пересекать в заливе Сидра так называемую линию смерти, объявленную М. Каддафи, начались военные столкновения (всего 8 до весны 1986 г.). Первыми их жертвами стали два ливийских Су-22. В декабре 1985 г. Вашингтон спланировал акцию возмездия. По замыслу Пентагона она должна была состоять в 1986 г. из двух последовательных операций: "Пожар в прерии" (23-26 марта) и "Каньон Эльдорадо" (15-17 апреля). В ходе первой операции под видом учений производилась своеобразная "разведка боем" системы ПВО Ливии, выявление ее сильных и слабых сторон. Во второй - наносились авиационно-бомбовые удары на избранных направлениях по конкретным ливийским объектам.


"Вега" начинает и... выигрывает


Из рассказа Героя Социалистического Труда генерал-полковника Евгения Юрасова, бывшего первого заместителя главкома Войск ПВО страны.
К тому времени советско-ливийское военно-техническое сотрудничество развивалось весьма успешно. В Ливии работали несколько сотен советских военных специалистов от различных видов и родов войск. Их возглавлял генерал-лейтенант Василий Жданов, а его заместителем по ПВО являлся генерал-майор Владимир Дронов. С их помощью национальные кадры, в том числе и из войск противовоздушной обороны, осваивали боевую технику, совершенствовались группировки ЗРВ. Столицу Триполи прикрывали 2 зенитно-ракетные бригады смешанного состава (ЗРК С-75 М "Десна" и С-125М "Нева-М") и 2 бригады "Квадрат". Город Бенгази с военно-морской базой и аэродромом Бенина в то время прикрывали 2 бригады ЗРК С-75М, С-125М и "Квадрат". В районе г. Сирта с аэродромом были развернуты 3 бригады, в том числе с новыми ЗРК С-200ВЭ "Вега" (два дивизиона) и вышеупомянутыми комплексами. Характерной особенностью построения зенитно-ракетной обороны ливийцев явилось наличие в ней разнотипных РЛС: и советских, и немецких, и шведских. Информация от них собиралась, обобщалась и отражалась средствами автоматизации различного производства, которые изначально не сопрягались друг с другом. В результате данные о воздушной обстановке поступали на два разных КП, и командиры трипольской и бенгазийской группировок должны были буквально разрываться на части. Кроме того, растянутость группировок по побережью не всегда обеспечивала взаимное огневое прикрытие дивизионов на флангах, особенно в глубине страны. Слабыми были инженерное оборудование и маскировка позиций, размещавшихся главным образом в пустынной местности. При этом большая влажность и температура воздуха, солнечная радиация влияли не только на стабильность работы радиоэлектронной аппаратуры, но и на личный состав.
Во всем этом мне пришлось убедиться лично в июне 1986 г., когда возглавлял большую делегацию специалистов ото всех родов Войск ПВО, направленную в Ливию по решению руководства страны.
В свою очередь США сосредоточили у ливийских берегов группировку сил в составе трех авианосцев ("Саратога", "Корал Си", "Америка"), имевших на борту 294 палубных самолета и вертолета, 36 боевых кораблей (в т.ч. крейсер "Йорктаун" и эсминец "Кэрон", вторгавшиеся за месяц до этого в советские терводы у южного берега Крыма), 4 атомные подводные лодки (типа "Лос-Анджелес") и около 50 самолетов обеспечения ВВС и ВМС. Учения американцев начались в ночь с 23 на 24 марта.
Из рассказа полковника Александра Марченко, бывшего советника командира зенитно-ракетной бригады (ЗРК С-200ВЭ "Вега").
В Ливии я находился с августа 1984 года. Был советником комбрига и одновременно начальником гарнизона среди советских военных специалистов в г. Сирте, где мы проживали вместе с семьями. Провокационные маневры ВМС США у ливийских берегов подтолкнули руководство страны побыстрее ввести в строй новый ЗРК С-200ВЭ "Вега", закупленный в СССР. На каждый дивизион позиции оборудовали болгары, мы же помогали ставить его на боевое дежурство, готовили ливийских военнослужащих, чтобы они могли выполнять боевые задачи. По нашему мнению, наша техника была приспособлена к местным климатическим условиям. Достаточно неплохо были подготовлены и расчеты ливийцев, большинство офицеров прошли обучение еще в Одессе и в учебном центре под Красноводском.
Зона поражения зенитно-ракетной системы дальнего действия С-200 была огромной и перекрывала значительную площадь в средней части залива Сидра, куда выходили нефтепроводы для перекачки нефти на танкеры. Таким образом, под контролем находились не только территориальные воды Ливии, но и ее прибрежная экономическая зона.
Интенсивные действия американской палубной авиации южнее 32-й параллели начались около 7 утра 24 марта. Американцы, зная о наличии "двухсотки", стремились выявить ее рабочие частоты. Нам, советским специалистам, участвовать в боевых действиях запрещалось. Команду же на открытие огня по нарушителям ливийским расчетам мог дать только лично верховный главнокомандующий М. Каддафи. Около часа дня, пересекая "линию смерти", в залив Сидра вошел отряд из трех кораблей: крейсер УРО "Тикондерога" и два эсминца. В воздухе на различных высотах находились до 100 самолетов. В высшей точке барражировали самолеты ДРЛО Е-2С "Хокай", ниже ЕА-6В "Проулер" - постановщики помех.
Как только два палубных штурмовика, предположительно А-6Е "Интрудер", появились над заливом, в 13 часов 50 минут на дальности 115 км оба дивизиона "Веги" произвели по ним пуск по одной ракете. Нарушители, уходя от советских ракет, пытались маневрировать по высоте (с 4,5 до 2,5 км) и скорости, выполнять противоракетные маневры, но все оказалось безрезультатным. На экранах индикаторов наблюдались признаки поражения целей - потеря высоты и скорости. Через 3 часа первый дежурный дивизион пуском еще одной ракеты на дальности от 100 до 75 км сбивает еще один одиночный американский штурмовик. Ливийцев мы обучили хорошо.
Об этом все мы узнали позже, так как на позициях нас в тот период не было. Мы уехали на обед, и стрельбы были выполнены ливийцами самостоятельно. На следующий день результаты боя я доложил по телефону генералу В. Жданову. Через некоторое время о победах известило страну и ливийское радио.
Из рассказа генерал-лейтенанта Владимира Ярошенко, бывшего начальника штаба - первого заместителя командующего ЗРВ Войск ПВО страны.
Когда М. Каддафи объявил об этом, Р. Рейган опроверг его заявление, хотя и признал, что ливийцы произвели три стрельбы. А ведь и действительно, цели были поражены далеко над морем, обломков самолетов никто не видел. Тогдашний Президент СССР Михаил Горбачев, получивший неверный доклад разведки из Триполи, засомневался в возможностях и эффективности "Веги". Хотя это был и остается первый случай боевого применения системы С-200 по реальному воздушному противнику. Он поручил разобраться с этим министру обороны С. Соколову, начальнику Генштаба С. Ахромееву и главкому Войсками ПВО страны А. Колдунову. Последний вызвал меня, приказал возглавить группу из 2-3 офицеров и вылететь в Ливию для оценки результатов стрельб ливийской бригады.
Через два дня документы на меня, полковника Г. Кочана, подполковников В. Поклада и
В. Дорошенко до конца еще не были оформлены и "добро" на вылет нам не дали. А "Пожар в прерии" тем временем продолжался. Вечером 24 марта "Интрудеры" с "Америки" потопили 2 ливийских патрульных катера (на следующий день были повреждены еще 3). В ночь с 24 на 25 число с самолета, базирующегося на авианосце "Саратога", были запущены управляемые ракеты "Харм" по позициям ракетной базы г. Сирт, в результате чего была повреждена приемопередающая кабина "Веги". 26 марта нарушений воздушного пространства Ливии уже не было, а на следующий день американцы объявили о завершении учений, и авианосцы отошли к о. Сицилия. Причем "Саратогу" почти сразу же после этого отправили на родину. По данным Пентагона, американские самолеты в ходе "учений" совершили 1.546 самолето-вылетов и 5 раз применили оружие по морским целям.
В эти дни, получив подробные данные об условиях стрельбы ЗРК С-200 из Триполи, три наши головные организации - ЦКБ "Алмаз", испытательный полигон и НИИ Минобороны - по указанию начальника штаба Войск ПВО страны генерал-полковника С. Романова независимо друг от друга провели компьютерное моделирование трех стрельб и получили практически одинаковую ожидаемую вероятность поражения каждого самолета в пределах от 0,96 до 0,99.
Сомнения специалистов в эффективности комплексов С-200ВЭ отпали.


Заложники "Эльдорадо"


Стремясь достичь вышеупомянутых целей, США в середине апреля приступили к осуществлению второй операции "Каньон Эльдорадо". Поводом к развязыванию боевых действий послужил якобы взрыв 5 апреля ливийскими террористами дискотеки "Ля Белле" в Западном Берлине. По некоторым данным, более 250 человек, в том числе 50 американских военнослужащих, были ранены, сержант армии США и молодая девушка убиты. Вашингтон предъявил Триполи ультиматум - в случае невыдачи виновных Ливия будет подвергнута бомбардировке.
Из рассказа лейтенанта Сергея Черкашина, бывшего военного переводчика школы специалистов ПВО (г. Таджура).
О том, что Америка предъявила ультиматум Ливии, в стране все знали. Знали, что будут бомбить. Но верить в это как-то не хотелось. После окончания в 1984 г. МГИМО мой двухгодичный срок военной службы в этой стране подходил к концу. Здесь у меня родилась дочь Людмила, жили мы в отдельном городке в 8-10 км от столицы, в одноэтажных фанерных бунгало на 2 семьи. Все было тихо и мирно. Теплое море, вокруг цветут апельсиновые рощи, гранаты. До обеда проводили занятия в школе ПВО - обучали ливийских специалистов на ЗРК "Волга", "Печора", "Квадрат". Вечером играли в волейбол, шэшбеш, купались, смотрели советские кинофильмы. Старшим среди наших специалистов был полковник Николай Волков из Минска. Рядом с нашим охраняемым ливийцами городком жили болгары - строители и наши граждане-заводчане. Недалеко был построен атомный центр.
Накануне, 15 апреля, когда мы с женой Мариной собирались отметить годик нашей дочке, как раз истекал срок американского ультиматума. Всех офицеров собрал Н. Волков и порекомендовал заготовить каждому сухой паек по списку на 3 дня. Довел до сведения, куда в случае необходимости для эвакуации семей будут подходить наши транспортные суда. Информация была такая, что, мол, неизвестно, чем все может кончиться в случае эскалации событий. Не исключалось и вторжение американцев. Психологическая атмосфера в группе была очень напряженная. К тому же нам было известно, что Триполи покинули почти все дипломатические представительства: Англии, Франции, Германии, Италии...
Все произошло, как вспышка. Проснулись мы около полвторого ночи от страшной артиллерийской канонады. Электричества нет. Пламя зажженных свечей колыхалось от взрывов. Спросонья сразу ничего не смогли понять. Потом только дошло: ультиматум - бомбежка американцев! Услышали стук в окно и голос подбежавшего Н. Волкова: "Ройте окопы в полный профиль!" Выскочили на улицу, как вдруг прямо над головами прошла зенитная ракета. Думаю, что стреляла "Волга" прямо из школы, где стояли несколько пусковых установок. Грохот стоял сумасшедший. Огненный хвост удалявшейся ракеты был очень далеко виден в ночном небе. Его расцвечивали и трассирующие полосы зенитных установок. Такое впечатление было, что стреляло все вокруг. Бомбили же столицу.
Я схватил лопату и достаточно быстро, грунт был песчаный, вырыл окоп на всю семью. Туда мы втроем с крохотной дочкой и перебрались, захватив с собой воду и кое-какие продукты. Сверху я пристроил металлическую пластину. Ведь никто не знал - будут ли бомбить нашу школу или нет, все-таки военный объект, до которого от нас было около 500 метров. Через час примерно все стало стихать. Появился вновь Н. Волков, довел, что все вроде бы заканчивается. Мы вернулись домой. Но примерно в 7 утра канонада возобновилась с новой силой. Видимо, началась "вторая волна" бомбардировок.
Позже дали свет. Включил телевизор - итальянцы показывали схемы налетов, рисовали стрелы ударов. Значит, западники все знали и по-своему готовились. Это потом мы узнали, что многие объекты в Триполи "пятой колонной" подсвечивались либо фонарями, либо радиомаяками - наводили самолеты США. Говорили, что одна из бомб попала в резиденцию М. Каддафи и погибла его приемная дочь, а два сына получили тяжелые ранения. Сам же президент якобы ночевал в палатке. Информации же официальной в те дни явно не хватало. Напряжение среди нас было настолько велико, что когда на 3-й день после бомбежек мы смотрели вечером в открытом кинотеатре фильм и раздалась внезапно рядом очередь из зенитного пулемета, то мы все в мгновение ока разбежались по домам. Боялись возобновления налетов.
Одновременно американцы бомбили и г. Бенгази. Там разрушения, говорят, были еще больше. Уничтожили радиолокационный центр ПВО, разбомбили танковую дивизию.
Из рассказа Вячеслава Аникина, бывшего работника "Совинфлота".
Я со своей семьей жил почти в центре Триполи на первом этаже трехэтажного дома, метрах в 800 от советского посольства. О том, что нас будут бомбить американцы, было известно еще за 4 часа - объявляло ливийское радио. Накануне нас собирал на совещание посол Олег Герасимович Пересыпкин. Было сказано, чтобы вели себя согласно складывающейся обстановке. В случае осложнений звонили в посольство. Атмосфера в городе была гнетущая, присутствовал страх среди людей. Многие ливийцы выезжали на ночь за город. Иностранные дипломаты, кроме наших и из соцстран, эвакуировались. Советские транспортные суда из порта не выводились. Это только после налетов в Триполи зашел с визитом наш ракетный крейсер "Вице-адмирал Дрозд". Ливийцы выставили в каждом квартале по ЗСУ-23 "Шилка". И периодически, особенно после налетов, постреливали. Боеприпасы вагонами расходовали. В ночь же с 15 на 16 апреля почти не стреляли. Вся ПВО практически была подавлена американскими средствами РЭБ.
Я проснулся за полночь от гула низко пролетавших над нашим домом бомбардировщиков и последовавших взрывов. Одна бомба с лазерным наведением (тогда американцы впервые применили свое "точечное" оружие) попала в соседнюю с нами ливийскую разведшколу. Личного состава в ней не было, поэтому погибли только дежурные. Вторая - во входную шахту бункера М. Каддафи. В жилых кварталах от бомбежки погибло много невинных гражданских лиц. Наши ливийские соседи в это время прятались под лестницей. А я, как и было рекомендовано, доложил по телефону в посольство: "Вблизи дома произведено бомбометание..."
Из рассказа генерал-лейтенанта Владимира Ярошенко.
Утром 16 апреля от командующего ЗРВ ПВО генерала Р. Акчурина мне стало известно, что американцы нанесли два удара по Триполи и Бенгази. Через некоторое время я был вызван на инструктаж к начальнику Генштаба маршалу С. Ахромееву, который поставил задачу срочно вылететь нашей группе с аэродрома Чкаловский в Ливию и на месте выяснить все детали произошедшего. Через два дня мы были в ливийской столице.
Первое, что бросилось в глаза, - взлетно-посадочная полоса аэропорта Тараблюса, где приземлился наш борт, еще хранила свежие следы ремонта после бомбежки. На стенах аэровокзала красовались надписи на английском и арабском языках: "Рейган +Тэтчер-Гитлер+Муссолини". Это был глас возмущенного ливийского народа! За десять дней нашей напряженной работы нам удалось восстановить почти полную картину событий, о чем я обстоятельно и доложил 28 апреля по возвращении в Москву маршалу С. Ахромееву в присутствии замминистра обороны по вооружению В. Шабанова и нескольких начальников главных управлений Минобороны и Генштаба. Многие же детали операции американцев "Каньон Эльдорадо" стали известны попозже.
Операция проводилась в течение 15-17 апреля. В общей сложности для ее осуществления были привлечены примерно 150-160 самолетов, из них до 40 - в составе ударных групп, остальные - в составе групп обеспечения (самолеты ДРЛО, постановщики помех, огневого подавления средств ПВО, авиационно-истребительного прикрытия, заправщики, демонстрационных действий). Планом операции предусматривалось нанесение ударов по двум главным городам - Триполи и Бенгази с рядом административно-политических и военных объектов. Однако в итоге пострадало преимущественно мирное население. Характерной особенностью ее было то, что удары по обоим городам наносились одновременно около 2 часов ночи.
Удар по Триполи выполнили 13 истребителей-бомбардировщиков Ф-111Ф (планировались 18) из состава 48-го тактического истребительного авиакрыла с английской авиабазы Лейкенхит. Их обеспечивали 3 постановщика помех Ф-111Е (еще 2 резервных вернулись на базу). Из Англии, выполнив 4 дозаправки в режиме радиомолчания на высоте 9.150 м, из-за отказа Франции и Испании дать им разрешение на пролет над своей территорией, американские самолеты перелетели в район Гибралтара, а затем - к побережью Туниса. Чтобы достичь Триполи, пилоты вынуждены были покрыть расстояние в 2.800 морских миль (5.200 км), пробыв в воздухе 13-14 часов. Далее произошло разделение отряда на три группы - первоначально по 6 Ф-111Ф и по одному Ф-111Е в каждой. Налет осуществлялся с трех разных направлений: одна группа вышла к ливийской столице через тунисскую территорию с юга, другая - с севера, а третья, следовавшая за ней с моря, напоровшись на интенсивный огонь "Шилок" и других зенитных средств, с береговой линии резко отвернула на запад и сбросила бомбы, не дойдя до объектов удара.
Американцы преодолевали ПВО Ливии на высотах 180-200 футов (50-60 м). Это был типичный встречный удар разных групп самолетов по сходящимся направлениям, ранее применявшийся ВВС США во Вьетнаме, о чем мы и уведомили ливийцев. Причем южная группа безнаказанно вошла в коридор между зонами поражения соседних дивизионов С-75 и С-125 над трипольским аэродромом Тараблюс, где имелся разрыв и радиолокационного поля разведки РТВ. На Триполи были сброшены 60 тонн бомб, включая 900-кг бомбы "Пейвуэй-2" Мк-84 и 230-кг свободнопадающие бомбы в вариантах КТИ-351 А/В, GBИ-15 и Мк-82 "Снекай".
В результате в столице были разрушены 4, повреждены до 80 зданий и 3 самолета Ил-76. Огнем ливийских ЗСУ "Шилка" был уничтожен один Ф-111Ф (2 пилота) и еще один поврежден.
После бомбометания, длившегося всего 12 минут, американские самолеты ушли на север и с двумя дозаправками долетели до базы (1 был вынужден сесть на испанскую базу ВМС Рота).
Последующие удары по группировке ЗРВ Триполи наносила (в 4 ч. 30 м. - 4 ч. 35 м. и в 5 ч. 30 м. - 6 ч. 00 м) палубная авиация 6-го флота США. В итоге ей удалось уничтожить и повредить 9 целей. На сей раз ответный огонь вели и ЗРК ПВО Ливии. Авиация не поднималась. По ливийским данным, вместе с бенгазийской группировкой комплексами С-75, С-125 и "Квадрат" были сбиты 5-6 целей, в основном беспилотные летательные аппараты (БЛА).
Наиболее интенсивные бои были в районе Бенгази. Здесь 15 апреля первые удары выполнили 14 штурмовиков А-6Е, А-7Е с известных авианосцев "Америка" и "Корал Си" при поддержке 12 самолетов Ф/А-18. В городе были серьезно повреждены и полностью разрушены 4 здания, уничтожены 5 самолетов, 4 вертолета, еще 4 самолета и вертолет были повреждены. Четырьмя противорадиолокационными ракетами "Харм" была уничтожена самоходная установка разведки и наведения дивизиона "Квадрат", который вел стрельбу по противнику. Всего погибли около 35 и были ранены более 130 человек. Второй удар по группировке ЗРВ в районе города осуществлялся в 3 ч. 40 м. - 3 ч. 45 м. Ливийцы в ходе боевых действий потеряли 4 зенитно-ракетных дивизиона.
Ответный огонь комплексов С-75, С-125 и "Квадрат" велся не только по штурмовикам, но и по самолетам-разведчикам SR-71 и БЛА. Зенитная артиллерия вела главным образом заградительный огонь.
В дальнейшем, в течение 16 и 17 апреля, авиация 6-го американского флота совершала лишь демонстрационные полеты без захода в зоны поражения ливийских ЗРК, не нарушая воздушного пространства страны. С самолетов были запущены около 60 БЛА в целях уточнения результатов ударов и ведения разведки.
По итогам этих операций авиации США были сделаны соответствующие серьезные разборы с выводами как в Ливии, так и в Москве. Результатом совместной работы ливийских и советских военных специалистов стали хорошо продуманные планы. К сожалению, санкции Совета Безопасности ООН, введенные в отношении этой страны в 1992 г. в связи с так называемым делом "Локерби" (взрыв самолета компании "ПанАм"), прервали этот процесс.
В целом опыт Ливии показал нам, что в обороне слабых мест не должно быть. Это необходимое условие предотвращения агрессии, в частности воздушной. Нападающая сторона всегда изучает обороняющуюся сторону и выявляет ее недостатки. Ливийские события были последними, когда авиация США действовала сразу и непосредственно в зонах поражения средств ПВО противостоящей страны. В войне в Персидском заливе и на Балканах они уже сначала применяли крылатые ракеты, бортовое оружие дальнего действия. И пока не выбивали средства ПВО противника, свои самолеты в районы ударов не направляли. Так они будут теперь действовать всегда. Бывший наш главком Войск ПВО страны, я бы сказал, великий П.Ф. Батицкий, учил нас: "Противника надо считать всегда умным, сильным и коварным". А посему проверен временем завет легендарного А.В. Суворова: "Делай на войне то, что враг считает невозможным".
Ливия - лишь эпизод в длинной цепочке противоборства средств нападения и ПВО. Опыт двух мировых войн ХХ века и последующих локальных конфликтов убедительно показывает все возрастающую роль зенитно-ракетных войск в непосредственном прикрытии важных наземных объектов от ударов с воздуха вероятного агрессора - до 95%.
И, наконец, ливийский опыт поучителен тем, что применение в боевой обстановке принципиально нового оружия - ЗРК С-200 и противолокационных ракет "Харм" дали огромный тактический, а в сумме других обстоятельств стратегический эффект. Неверие сторон в возможности оружия каждого из противников было рассеяно.
Поиск

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Последние комментарии
Kkorablevv написал:
не исключено что они не смогут обойти и С-200
zse написал:
Молодцы, США, чё.
Сначала обезоружить РФ, а затем нанести преве...
zse написал:
"То есть президент и главнокомандующий Турции Эрдоган.&quo...
написал:
В рейтинге гусеничных сараев Т-90 должен занимать последнее место, а л...

Copyright MyCorp © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz

Яндекс.Метрика