Главная » 2012 » Июнь » 1 » Индийский атомный «Истребитель врагов»
19:53
Индийский атомный «Истребитель врагов»
Стратегические подводные ракетоносцы южноазиатской державы

Организация оборонных исследований и разработок (DRDO) Индии в марте нынешнего года провела успешное испытание своих первых баллистических ракет морского базирования К-15, стартовавших с подводной платформы у берегов штата Андхра-Прадеш.

К концу 2012-го завершит все тесты и носитель этих БР – первая индийская атомная субмарина «Арихант» (INS Arihant S-73). С принятием на вооружение комплекса, состоящего из БРПЛ и стратегического подводного ракетоносца, Нью-Дели обретет полноценную морскую компоненту ядерных сил и южноазиатский гигант станет членом элитарного «клуба» обладателей ПЛАРБ.

Флот для растущей экономики
В начале нового тысячелетия руководство Индии, взявшее, по оценкам наблюдателей, твердый курс на превращение страны в региональную сверхдержаву с намерением в дальнейшем войти в число военных и экономических лидеров мирового сообщества, пришло к выводу о необходимости кардинального пересмотра основных направлений развития национальных ВМС.

В сжатые сроки был разработан документ, получивший название The Navy’s Maritime Capability Perspective Plan («Перспективный план военно-морского строительства»). Он определял главные вехи, которых надлежит придерживаться в ходе наращивания мощи индийского флота на протяжении 2005–2022 годов. Сегодня действует новая редакция этого документа, принятая в 2011-м перед утверждением XII плана военного строительства на 2012–2017 годы.

Главная цель амбициозной программы, выполнить которую предполагается в три этапа, заключается в создании к 2022 году современных ВМС. Они согласно замыслу вберут в себя новейшие технологические достижения, будут обладать сетецентрическими возможностями и способностью эффективно решать все поставленные задачи. В частности, ВМС нового типа должны быть готовы к ведению боевых действий в ходе вооруженного противоборства любой интенсивности (от локальных конфликтов до крупномасштабных войн) и реализации политики ядерного сдерживания, проецировать силу через литоральную (прибрежную. –Прим. ред.) зону, участвовать в гуманитарных и миротворческих операциях.

Особое внимание уделено в программе необходимости обеспечить защиту индийских национальных интересов в Мировом океане, что, конечно, не случайно. Во-первых, Индия предполагает, что к 2025 году ее экономика выйдет на четвертое место в мире (а она во многом завязана именно на поставки морским транспортом). Во-вторых, по официальным данным, подавляющая часть торговли страны (более 90 процентов по объему, 77 – по стоимостному показателю) осуществляется сегодня именно морем. Плюс к тому порядка 97 процентов нефти добывается для Индии на шельфе или же завозится танкерами.

Командующий ВМС Индии адмирал Нирмал Верма недавно подчеркнул в этой связи: «По мере того как наша страна продвигается по пути экономического развития и начинает играть все большую роль в мировой экономике, возрастает значение морских коммуникаций и тем самым неуклонно растет и роль, которую в обеспечении национальных интересов и стабильного экономического развития играют национальные военно-морские силы».

При этом одним из способов обеспечения возможности свободно использовать морское пространство в интересах государства считается более активное применение средств стратегического сдерживания, в том числе и морского базирования. В частности, в разделе о ядерном сдерживании новой, рассчитанной на 15 лет военно-морской стратегии Индии, получившей название The Freedom to Use the Seas: India's Maritime Military Strateg («Свободный доступ к открытому морю: военно-морская стратегия Индии») и официально обнародованной в мае 2007 года, указывается: «Высокая скрытность атомных подводных лодок с баллистическими ракетами позволяет утверждать, что противная сторона не сможет обнаружить факты их развертывания, наращивания сил и передислокации… Располагающие ядерным оружием подводные лодки – наиболее эффективное средство ответного ядерного удара. Принимая во внимание указанное выше, можно сделать однозначный вывод о том, что атомные подводные лодки – наиболее предпочтительный образец вооружения для создания компактных ядерных сил».

Классическая триада
Впервые о необходимости иметь атомные подводные лодки, вооруженные крылатыми и/или баллистическими ракетами, имеющими возможность нести ядерные боевые части, было указано в 1999 году в документе, озаглавленном Nuclear Triad («Ядерная триада») и считающемся несекретной частью «предварительной» ядерной доктрины Индии. В нем подчеркивалось, что указанный вывод сделан на основе того, что морские подводные носители ядерного оружия обладают целым рядом преимуществ, в том числе менее уязвимы для средств обнаружения и поражения противника, чем авиационные или наземные носители.


Опубликованная в 2003-м «полная» ядерная доктрина Индии подтверждала необходимость создания морской компоненты ядерных сил сдерживания, а принятая в следующем году амбициозная военно-морская доктрина явно продемонстрировала твердое намерение Нью-Дели обрести морскую компоненту ядерных сил.

Несекретная часть концептуального документа, обосновывающего усилия по морскому ядерному оружию, объемом 184 страницы увидела свет в июне 2004 года под названием Indian Maritime Doctrine («Военно-морская доктрина Индии») и содержала четкий и недвусмысленный постулат: ВМС – наиболее подходящий вид вооруженных сил с точки зрения эффективности и возможностей размещения ЯО и его боевого применения, а наиболее предпочтительные носители ракет с ЯБЧ – субмарины.

«В целях решения задач стратегического сдерживания для государства является чрезвычайно важным получить в свое распоряжение атомные подводные лодки, способные нести ракеты с ядерными боевые частями», – подчеркивалось в доктрине.

В новом издании военно-морской доктрины, несекретная 200-страничная часть которой была опубликована 28 августа 2009 года, важность наличия в национальных ВМС носителей ядерного оружия, особенно субмарин, подтверждена вновь. Причем практика уже поспела за теорией – 26 июля 2009-го была спущена на воду первая ПЛАРБ индийской постройки «Арихант».

Церемония с намеком
Традиционный у индийских моряков кокосовый орех – вместо бутылки с шампанским – о борт корабля разбила супруга индийского премьер-министра Гуршаран Каур.

– Я нарекаю тебя именем «Арихант» – «Истребитель врагов» и желаю всего наилучшего этой подводной лодке, – заявила «крестная мать» атомохода, сняв покров с таблички, прикрепленной к рубке.

Сам же глава правительства Манмохан Сингх открыл торжественную церемонию, отметив в своей речи работу, проделанную директором программы ATV (Advanced Technology Vessel) вице-адмиралом в отставке Д. Саем Прасадом Вармой. «Сегодня мы вошли в число пяти избранных государств, способных строить атомные подводные лодки», – отметил премьер-министр.

Примечательно, что дату спуска на воду «Истребителя врагов» выбрали не случайно, приурочив ее к 10-й годовщине победы Индии в Каргильском вооруженном конфликте с Пакистаном.

«Арихант» – головной в серии атомоходов, проектирование и постройка которых осуществляются в рамках вышеуказанной программы ATV. Строятся ракетоносцы на верфи Центра судостроения в Вишакхапатнаме, имеются данные о намерении ввести в боевой состав флота не менее трех ПЛАРБ. По неофициальным данным, расходы на головной атомоход вместе с НИОКР составили 2,9 миллиарда долларов, стоимость же серийных кораблей не превысит 600 миллионов долларов (30 миллиардов рупий).

Официальной датой старта программы ATV, на которую, по сведениям индийских источников, на сегодня уже истрачено 300 миллиардов рупий (около 6,02 миллиарда долларов), принято считать 1984 год. После тщательного изучения вопроса и консультаций с экспертами в Нью-Дели решили воплотить в жизнь программу создания национального атомного подводного флота в два этапа. Во-первых, взять в лизинг одну советскую ПЛАТ проекта 670 («Чакра» в ВМС Индии). Во-вторых, приступить к разработке лодочной АЭУ и непосредственно самой субмарины при помощи советских специалистов. Однако развал СССР, отказ России продлить лизинг «Чакры» и прекращение совместных работ по теме реактора и лодки самым негативным образом сказались на национальной программе.

Первый руководитель проекта ATV (1984–1988) Михир К. Рой – впоследствии вице-адмирал – вспоминал в 2009 году: «Мы продвигались достаточно быстро, но затем случилась длительная задержка – распался СССР и все контракты по программе ATV подверглись изменениям». Впрочем, в 2004-м были подписаны новые соглашения по данной теме, а Манмохан Сингх заявил на церемонии спуска «Ариханта» на воду: «Я благодарю наших российских друзей за их последовательное и неоценимое сотрудничество, которое символизирует близкое стратегическое партнерство».

Программа проектирования и постройки ПЛАРБ оказалась настолько секретной, что официально о закладке головного ракетоносца так никогда и не было объявлено. Сегодня есть информация, что это произошло в присутствии доктора Абдула Калама, главы DRDO и затем президента Индии, в 1998 году. Да и спуск ПЛАРБ на воду проходил в закрытом от посторонних глаз сухом доке – данный комплекс именуется в индийской прессе база Matsya. Присутствующим запретили вести фото- и киносъемку, разрешение получила лишь пара правительственных фотографов, запечатлевших VIP-лиц.

Согласно индийским источникам полное надводное водоизмещение «Ариханта» – около 6000 тонн, наибольшая длина корпуса субмарины – 110 метров, ширина – 11 метров. Лодка может развивать в подводном положении скорость до 24 узлов и оснащена четырьмя ПУ для БРПЛ К-15 (по три ракеты в ПУ), шестью носовыми 533-миллиметровыми торпедными аппаратами (до 30 торпед и ракет комплекса «Клаб-С»). ГЭУ корабля – атомная (один водо-водяной ядерный реактор тепловой мощностью 80–85 МВт), одновальная. Заявленная рабочая глубина погружения – 300 метров, экипаж – 95–100 человек.

Наземный прототип корабельной АЭУ введен в эксплуатацию 22 сентября 2006 года в отделении Исследовательского центра атомной промышленности имени Хоми Бхабха в городе Калпаккаме. В августе 2009-го на эту установку допустили группу журналистов, причем сотрудник отделения Э. Мурти отмечал, что наземный прототип водо-водяного ядерного реактора, успешно работающий последние три года, и реактор для подводной лодки соответствуют в масштабе 1:1.

Кстати, в статье, опубликованной в августе 2009 года в журнале «Фронтлайн», приводились следующие слова руководителя Департамента атомной энергии Индии Шрикумара Банерджи: «Российские специалисты оказывали нам консультационную помощь, причем по всей подводной лодке, а не только по атомной энергоустановке». Однако бывший глава департамента М. Р. Шринивасан отмечал: «Военно-морские специалисты получали некоторую помощь от россиян в вопросе проектирования подводной лодки, но реактор – полностью индийская разработка: силовая установка, компоненты и горючее были сделаны руками специалистов индийской промышленности».

Плюс еще три
Главным оружием «Ариханта» является разработанный специалистами DRDO ракетный комплекс с БРПЛ К-15, которые могут оснащаться как ядерными (мощностью до 200 килотонн), так и обычными боевыми частями. Ракета, именуемая в индийских источниках «Сагарика» (в переводе с хинди – «Океанская»), создавалась с широким использованием наработок, полученных в рамках программ БР «Притви» и КР «БраМос». Летные испытания К-15 начались в 2004 году (первый пуск – 23 января), причем, по сообщениям индийских источников, ракета неоднократно успешно запускалась и с подводного стенда (первый пуск – 27 октября того же года).

БРПЛ – двухступенчатая, твердотопливная, ее длина в транспортно-пусковом контейнере (ТПК) – около 10 метров, максимальный диаметр корпуса – 0,74 метра, стартовая масса – от семи до 10 тонн, дальность стрельбы – не менее 700–750 километров, забрасываемая масса – 500–1000 килограммов. В ряде индийских источников указывается, что разработчик стремится увеличить преодолеваемое ракетой расстояние до 1300 километров и более – соответствующая техническая помощь якобы запрошена у Израиля и России.

Небезынтересно следующее. В статье С. Аннитана «Секретное подводное оружие», опубликованной в январе 2008 года в издании «Индия сегодня», приводились слова контр-адмирала в отставке Раджи Менона о том, что ПЛАРБ несет не менее 12 ракет, каждая с РГЧ ИН (разделяющейся головной частью с блоками индивидуального наведения), что в совокупности дает 96 боеголовок. Ни до, ни после этого индийские источники о РГЧ ИН для К-15 не упоминали. Впрочем, некоторые эксперты скептически воспринимают слова отставного адмирала.

Следует также отметить, что в ряде индийских источников утверждается: DRDO на базе БР «Агни III» в рамках «черной программы» (то есть финансируемой из закрытых статей бюджета), которая именуется в индийских источниках «Программа ракет семейства «К», занимается также разработкой БРПЛ К-4 (дальность стрельбы – 3500–5000 км, забрасываемая масса – не менее 1000 кг). На субмаринах типа «Арихант» можно будет разместить четыре такие ракеты, главная цель для которых уже не Пакистан, как в случае с К-15, а Китай. С недавних пор появляются в индийской прессе и сообщения о работах над БРПЛ типа К-5 – межконтинентальной дальности.

Разместить ПЛАРБ этого типа, а сегодня на стапеле находится уже вторая ПЛАТ «Аридхаман» (INS Aridhaman, синоним «Истребителя врагов»), планируется на новой военно-морской базе, которая возводится на восточном побережье страны в районе Рамбилли, недалеко от ВМБ «Вишакхапатнам», в рамках работ под кодовым наименованием «Проект Варша» (Project Varsha). Предполагается, что на территории площадью около 3000 акров (более 1214 гектаров) будет работать только военный персонал – для соблюдения повышенных мер секретности. Реализован первый этап строительства стоимостью 15 миллиардов рупий (300 миллионов долларов).

И в заключение – недавно в индийских СМИ появилась информация, что правительство одобрило постройку еще двух ПЛАРБ типа «Арихант».


Категория: ВМФ | Просмотров: 775 | Добавил: Kkorablevv | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя (напишите здесь что-нибудь) *:
Email: (не обязательно)
Код *: