Военные технологии Суббота, 14.12.2019, 07:37
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Категории раздела
Самолеты [944]
Беспилотники [297]
Вертолеты [233]
Ракетное вооружение [283]
ПВО/ПРО/ЗРК/ПЗРК [260]
ВМФ [397]
Танки/РСЗО/САУ/Авто [310]
Стрелковое оружие [266]
Военные технологии [144]
Разведка, спецслужбы [82]
Армия [74]
Политика и прочее [524]

Наш опрос
Если начнется война...
Всего ответов: 1312

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0


20:53
Доктрина и практика совместных операций в 21 веке

В документе «Основополагающая концепция совместных операций» (Capstone Concept for Joint Operations — CCJO) от 15 января 2009 года излагается видение тогдашнего председателя Объединённого комитета начальников штабов адмирала Майкла Маллена того, как объединенные силы в период примерно с 2016 по 2028 год будут действовать в ответ на большое разнообразие вызовов безопасности.

В нем предполагается, что командиры будущих объединенных сил будут комбинировать и, в конечном счете, адаптируют определенное сочетание четырех базовых категорий военной деятельности – боевых действий, обеспечения безопасности, стабилизации (сотрудничества), помощи и восстановления - в соответствии с уникальными требованиями каждой оперативной ситуации. Концепция базируется на пока еще действующем стратегическом руководстве прошлых лет, но поскольку направлена на будущее, предполагается, что она будет легко приспосабливаемой к изменениям в этом руководстве.

«Основополагающая концепция совместных операций» является самой фундаментальной из всех военных концепций США. В ней описывается, как объединенные силы будут действовать в неопределенном, сложном и меняющемся будущем, характеризующемся постоянными конфликтами. Военные успехи в будущем редко будут продуктом радикально новых идей, скорее результатом адаптации неизменных долговременных истин к новым требованиям, условиям и возможностям. Это те возможности, которые позволят объединенным силам соответствовать широкому спектру вызовов.

Объединенные силы как инструмент политики

Фундаментальной целью военной мощи является недопущение или ведение боевых действий в поддержку национальной политики. В этом качестве военное могущество является инструментом принуждения, предназначенным для того, чтобы достигнуть силой или угрозой силы цели, которую другими средствами нельзя достичь.

В более широком смысле объединенные силы – это один из нескольких инструментов национальной политики, содействующий формированию международного политического пространства в поддержку интересов США. Следовательно, преимущественное требование всех совместных операций состоит в том, что они должны помогать создавать или сохранять условия, искомые этой политикой, либо за счет принуждения, либо убеждения, и либо в ответ на неожиданный кризис или случайные события, либо как часть обдуманного и упреждающего плана. Поскольку даже во время войны, чтобы быть эффективным политическим инструментом, это требование может быть значительно расширено, определяя не только поражение вражеских войск в битве; объединенные силы должны обеспечить политическому руководству гораздо более широкий диапазон полномочий, чем простое превосходство в бою.

Вооруженные силы являются единственным компонентом национальной мощи, к тому же, в сложной обстановке будущего они редко преуспеют в одиночку. Напротив, объединенные силы, скорее всего, будут действовать совместно с другими американскими правительственными учреждениями и партнерскими правительствами, и результат данного стремления будет зависеть от успеха этого партнерства. В зависимости от обстоятельств объединенные силы могли бы возглавить национальные или многонациональные усилия или могли бы поддержать другие организации, обычно за счет создания безопасных условий, которые позволят невоенным организациям проводить свою работу.

Как инструмент политики, вооруженные силы никогда не будут действовать в политическом вакууме. Каждый командующий объединенными силами должен осознать реальность того, что политические факторы всегда будут ограничивать американские военные операции, даже порой за счет значительного снижения боевой эффективности. Но в то время, как командиры объеденных сил должны адаптировать свои операции к потребностям политики, политика должна избегать применения объединенных сил, которые не способны достичь результата. Согласование политических целей и военных средств, таким образом, требует постоянного откровенного диалога между политическими и военными лидерами.

Объединенное боевое пространство

Будущее объединенное боевое пространство будет отражать как постоянные, так и меняющиеся условия. Основное постоянное условие - это необузданная природа международной политической системы, вселенная самостоятельных форм правления постоянно стремящихся оптимизировать свое собственное благосостояние, безопасность, возможности и влияние по отношению друг к другу и системе в целом. В результате образуется комплексное интерактивное пространство, в котором события в основном непредсказуемы и иногда алогичны. В контексте этого устойчивого комплексного пространства при неизбежном возникновении напряженности, нестабильности, катастроф, кризисов и конфликтов может потребоваться вовлечение объединенных сил США.

Вторым постоянным условием будет статус Америки как мировой державы с глобальными интересами. Соединенные Штаты непременно станут лидирующей Нацией, у которой большая часть мира будет искать стабильности и безопасности. Эта роль будет и в дальнейшем возлагаться на Соединенные Штаты и их партнеров по защите и поддержке глобальной мирной системы независимых структур торговли, финансов, информации, закона и власти. Поддержание свободы действий и доступа по всему миру является настолько же необходимым для функционирования глобальной мирной системы, как и для проведения военных операций. Это потребует выполнения долгосрочных обязательств по всему миру и постоянного присутствия, что обеспечивается за счет передового развертывания американских объединенных сил.

Как следствие этого требования, третье условие, которое будет и далее управлять проведением американских объединенных операций, заключается в необходимости проведения и поддержания их на глобальных дистанциях. Самыми вероятными местами проведения операций, требующих участия объединенных сил, станут те районы, где на постоянной основе дислоцируются небольшие силы или их нет совсем. Способность Америки быстро проецировать силу, проводить и поддерживать операции в мировом масштабе, таким образом, останется критически зависимой от воздушной и морской свободы передвижения и от достаточных возможностей стратегической и оперативной передислокации войск. Будущий оперативный успех будет также все в большей степени полагаться на использование космоса и киберпространства. Таким образом, обеспечение адекватной передислокации и сохранение достаточного контроля над мировыми "общностями" (воздушное, морское, космическое и цифровое пространства), которые не принадлежат ни одному государству, лягут в основу жизненно важного основополагающего принципа построения будущих объединенных сил.

Что касается меняющихся условий то, возможно, самым значительным из них является возрастающая способность других государств сомневаться во влиянии США, если не в мировом масштабе, то определенно в региональном. Эти появляющиеся конкуренты из числа военных в случае конфликта смогут принять на себя значительные региональные вызовы, угрожающие боевыми действиями. Вдобавок, появляются с некоей претензией на государственность различные негосударственные субъекты, зачастую мотивированные экстремистскими религиозными или этническим идеологиями, но с отсутствием политической дисциплины накладываемой национальным суверенитетом и ответственностью. Многие из этих «сущностей» уже имеют или скоро смогут иметь возможности и способности преследовать свои интересы за счет вооруженных сил, а многие - действовать во всем государстве или даже вне региональных границ. Это распыление власти во все более "глобализованном” пространстве, в котором некоторые действующие лица либо не признают, либо не сдерживаются общепринятыми условностями международного поведения, значительно усложняет предотвращение конфликтов, их управление и разрешение.

В тоже время, средства развязывания конфликтов становятся все более летальными, вездесущими и простыми в развертывании. Современное вооружение, когда-то бывшее монополией промышленно развитых стран, становится все более доступным для менее развитых стран и негосударственных субъектов. Потенциальное распространение оружия массового поражения, в особенности ядерного оружия, особенно опасно и могло бы значительно усложнить в будущем любое применение США военной силы. Также, пока США наслаждались бесспорным превосходством в космосе несколько десятилетий, удешевление доступа в космос и появление противоспутникового и противокосмического вооружения начало выравнивать поле для игры, а использование космического пространства и контроль над ним для гражданских и военных целей становится все более конкурентным. Подобным же образом быстрое технологическое развитие космических возможностей и относительно низкая стоимость их достижения позволят государствам, негосударственным субъектам и даже отдельным личностям угрожать разрушением военных, экономических и других цифровых сетей в любой точке мира.

Тем временем, в результате повышения уровня прозрачности и взаимосвязанности, традиционные военные операции становятся все в большей степени чувствительны к общественному восприятию и отношению, местному и международному. Вдобавок к тому, что становится все более проблематичным сохранять секретность боевых операций, эта растущая прозрачность рискует превратить то, что когда-то было несущественными военными инцидентами в стратегически значимые события. Прозрачность будет оказывать на командиров всех эшелонов большее давление, чем когда-либо прежде, каждое их решение и действие будет тщательно изучено и раскритиковано в реальном времени СМИ, чей независимый доступ к информации фактически будет невозможно запретить.

Еще одним фактором, заметно меняющим оперативное пространство, является непрерывная урбанизация как следствие разрастания городов и роста народонаселения в них. В таких урбанизированных зонах неимоверно сложно проводить военные операции. Боевые действия в городских районах аккумулируют большое число сухопутных сил, они, как правило, несут более тяжелые потери, чем во время операций на любом другом типе местности. Эти действия могут стать причиной высоких потерь среди гражданского населения и серьезного косвенного ущерба, особенно если противником являются местные нерегулярные формирования, сознательно использующие такую форму защиты как смешивание с гражданским населением.

Уменьшение доступа к территориям других стран представляет собой еще один вызов, который вполне предсказуем для будущего оперативного пространства. Чувствительность государств к американскому военному присутствию постоянно повышалась и даже ближайшие союзники могут неохотно давать доступ к своим территориям по разным причинам. Снижение доступности будет препятствовать сохранению американского передового присутствия, что сделает необходимым разработку новых подходов для быстрого реагирования на развитие событий по всему миру, а также более интенсивное использование существующих преимуществ США для действий в море, воздухе, космосе и киберпространстве. Гарантирование доступа к портам, аэродромам, чужому воздушному пространству, прибрежным водам и поддержка страны-хозяйки в потенциальных зонах ответственности будет трудной задачей и это потребует активного миротворческого сотрудничества с государствами в проблемных районах. В военное время эта задача может потребовать возможностей насильственного вторжения, которые необходимы для захвата и удержания территорий перед лицом вооруженного сопротивления.

Разрешение многих сложных проблем, особенно в развивающемся мире, в конечном счете, потребует установления или восстановления легитимности местных правительств, то, что Соединенные Штаты не могут выполнить в одностороннем порядке. Способность объединенных сил работать с партнерами с целью повышения их возможностей станет очень ценным качеством. Объединенные силы почти всегда будут работать с местными военными и силами безопасности, за чье поведение они заслуженно или незаслуженно будут нести ответственность.

Будущее оперативное пространство имеет потенциал генерирования большего числа вызовов, чем то, на которое США и их военные структуры смогут эффективно реагировать. Отсюда вытекает два положения. Первое – важность упреждающего формирования развития событий таким образом, чтобы они не достигли критических пропорций, требующих применения соизмеримой коалиционной силы. Второе – важность формирования совместных мероприятий по безопасности с целью разделения бремени обеспечения безопасности и стабильности. Следование этим положениям также будет способствовать более широкому использованию объединенных сил для миротворческой стабилизации. Все вместе, эти постоянные и меняющиеся условия будут представлять собой множество комплексных проблем безопасности, и преодоление этих проблем зачастую будет превосходить возможности любого отдельно взятого правительственного института, включая объединенные силы. Вместо этого, успех будущих военных операций, по всей видимости, будет зависеть от комплексного применения всех инструментов национальной власти. Кроме того, в глобализованном мире большинство таких операций будут иметь тенденцию влиять на различные межнациональные заинтересованные круги, создавая политическую, если не оперативную потребность действовать совместно с международными партнерами. Впрочем, по сравнению с односторонними национальными действиями такой совместной деятельностью гораздо труднее управлять, здесь, для поддержания единства, обычно необходим значительный компромисс.

Концепции коалиционного взаимодействия

Три взаимосвязанные идеи описывают в широком смысле, как будут действовать объединенные силы:
Трактовать каждую ситуацию в ее собственных терминах, в ее уникальном политическом и стратегическом контексте, а не пытаться втиснуть ситуацию в рамки предпочтительного шаблона
Проводить и объединять деятельность касающейся ведения боевых действия, обеспечения безопасности, стабилизации, помощи и восстановления в соответствии с концепцией операций призванной соответствовать уникальным особенностям данной ситуации
Проводить операции при постоянной оценке результатов и соотносить их с ожиданиями, корректируя соответственно как понимание ситуации, так и последующие операции

Первое, при планировании совместных операций командующий объединенными силами должен оценивать каждую оперативную ситуацию самостоятельно, принимая во внимание, что это понимание редко будет полным и всецело правильным, и в лучшем случае только приблизится к реальности. Объединенное оперативное пространство описывает комплексные глобальные вызовы, для которых глубинные причины и движущие силы будут далеко не очевидными, тогда как последствия ответных действий зачастую будут широкими и непредсказуемыми. Интересы различных заинтересованных сторон могут быть неопределенными, и даже определение таких сторон может быть затруднительным. В таком пространстве объединенные силы не могут позволить себе использовать без раздумий сложившиеся методы, но вместо этого должны подгонять их под особые условия каждой ситуации. Эти методы должны отражать как внутреннюю динамику самой ситуации, которая придает ситуации ее базовую системную сущность, так и стратегический контекст, который устанавливает широкие политические и ресурсные пределы, в рамках которых операция должна быть проведена.

Второе, при создании концепции операции, соответствующую этому ситуативному пониманию, командующий объединенными силами должен будет разработать концепцию операций, которая объединяет и координирует зачастую конкурирующие виды или категории деятельности: боевые действия, обеспечение безопасности, стабилизация, помощь и восстановление. Большинство совместных операций потребуют определенного сочетания двух или более этих широких категорий военной деятельности, охватывающих, в общем, фактически каждую задачу, которую объединенные силы могут быть призваны выполнить. Оперативным искусством, таким образом, становится организация и регулирование деятельности, касающейся боевых действий, безопасности, стабилизации, помощи и восстановления, для достижения целей совместной операции или всей кампании.

Наконец, командующий объединенными силами должен быть готов к тому, что как бы тщательно не был проработан его начальный оперативный план, в некоторых вопросах он окажется не вполне адекватным. Следовательно, его план должен включать исчерпывающие средства постоянной оценки результатов операций относительно ожиданий и он должен быть готов корректировать операции при их расхождении. Но посредством определенных действий вполне может быть создана ситуация, которая являться причиной этих расхождений, то есть, таким образом, сами операции становятся способом проверки ранних предположений и ожиданий. Если коротко, как следствие доминирующей неопределенности, все совместные операции без сомнения в основе своей являются адаптацией, базирующейся на познании ситуации посредством действия.

Основные категории военной деятельности

Все объединенные силы созданы, организованы, оснащены и обучены для выполнения одного или более из четырех широких видов военной деятельности. Они являются базовыми строительными блоками, из которых создаются совместные операции. Как уже отмечалось выше, большая часть совместных операций потребует некоего сочетания двух или более этих категорий деятельности, приспособленных и сбалансированных для выполнения боевой задачи.

Боевые действия

Боевые действия имеет целью поражение вооруженных формирований противника - регулярных, нерегулярных или и тех и других. Они завершаются успешно, когда противник уничтожен или капитулирует. Исторически, один или оба из двух механизмов поражения задействовались в бою: Истощение уменьшает человеческие и материальные ресурсы противника; Дезорганизация направлена на его организационную сплоченность или эффективное функционирование таким образом, что даже если компоненты вражеской системы остаются неповрежденными, противник не может действовать как единое целое. Оба механизма поражения также психологически влияют на волю противника к сопротивлению.

При достижении стадии дезорганизации снижается потребность в истощении, экономится время и снижаются людские и материальные потери. Но уязвимость противника к поражению посредством дезорганизации зависит от присущих ему качеств и боевых условий. В целом, чем более жестко структурирован противник, тем больше его приверженность дешифрованным доктринальным шаблонам и тем больше его зависимость от постоянного оперативного управления, тем больше он уязвим перед дезорганизацией. И наоборот, чем глубже «встроен» противник в театр военных действий, чем менее прозрачна его деятельность и меньше его зависимость от внешних источников материально-технического снабжения, тем меньше он подвержен дезорганизации.

В связи с тем, что нерегулярные формирования стремятся действовать рассредоточено на знакомой местности, избегать привычных методов и применять эпизодические и часто избыточные командные цепочки, они менее подвержены дезорганизации по сравнению с регулярными силами. Очень часто боевые действия против нерегулярного противника превращаются в бой на истощение, в котором успех на стороне того, у кого большая выдержка или решимость действовать более беспощадно.

Боевые деятельность и возможности могут значительно варьироваться в зависимости от обстановки.

Возможности, необходимые для обнаружения и поражения регулярных сил, действующих с современных боевых платформ, могут значительно отличаться от возможностей необходимых для поражения нерегулярных сил, которые зачастую смешиваются с гражданским населением. Но все эти возможности будут сильно отличаться от возможностей, необходимых для обнаружения и уничтожения противника, действующего в космосе и киберпространстве.

Тенденции, описанные выше, предвещают более изменчивое, неопределенное и политически неустойчивое боевое пространство чем то, с которым когда-либо сталкивались американские объединенные силы. В то время, как основная задача боя, которая состоит в том, чтобы навязать поражение, не изменится, то, как сделать это убедительно, будет становиться все более сложным.

Обеспечение безопасности

Деятельность по обеспечению безопасности имеет целью защиту и контроль гражданского населения – дружественного, враждебного или нейтрального - и территории. Она может выполняться в рамках военной оккупации, во время или после боевых действий с целью оказания помощи в борьбе с беспорядками или как ответ на гуманитарную катастрофу. Задачи по обеспечению безопасности решаются успешно, когда гражданские волнения снижены до уровня управляемого правоохранительными органами.

Недавний опыт вновь показал значение как деятельности по обеспечению безопасности, так и возможностей, необходимых для ее эффективного осуществления.

В настоящее время широко признано, что деятельность по безопасности может быть столь же существенной для успеха в войне, как и боевые действия; она не может регулироваться относительно малочисленными специальными подразделениями, скорее должна обязательно входить в компетенцию всех американских общевойсковых формирований.

Из-за того, что предпосылки безопасности довольно сильно отличаются от предпосылок управляемого боя, а зачастую им противоположны, подготовка к решению задач по безопасности требует соответствующего образования и обучения, варьируясь от простой культурной информированности и законов вооруженного конфликта до овладения приемлемыми методами контроля населения и отправления правосудия.

Стабилизация

Деятельность по стабилизации имеет целью повысить возможности союзников и других партнеров или укрепить сотрудничество с ними. Она могла бы проводиться в качестве дополнения к более широкой дипломатической или экономической стабилизации, как помощь дружественному (а порой не такому уж и дружественному) правительству при проведении им собственных мероприятий по безопасности и даже во время самих военных действий. Она является основным военным вкладом в национальную задачу установления общей безопасностью. Деятельность по стабилизации обычно представляет собой продолжительное мероприятие, заканчивающееся только тогда, когда она достигла своих целей, или когда правительство США или руководство партнера заключает, что она стала ненужной или непродуктивной.

Масштабы и сущность деятельности по стабилизации могут значительно варьироваться, отражая различие стратегических взаимоотношений между Соединенными Штатами и странами-союзниками.

Потребности в стабилизационных мерах все в большей степени будут превышать возможности специализированных, но ограниченных людскими ресурсами организаций, например сил специальных операций и групп долговременной военной помощи. В связи с этим растущая доля совместных задач по стабилизации ляжет на общевойсковые подразделения. Выполнение этих задач без неприемлемого ухудшения их боевых возможностей потребует инновационного изменения доктрины, организации и подготовки как объединенных сил, так отдельных родов войск.

Помощь и восстановление

Мероприятия по помощи и восстановлению предусматривают воссоздание основных государственных институтов после боевых действий, развала гражданского порядка или природных катастроф. Как и обеспечение безопасности, потребность в них может возникнуть в различных условиях, от военной оккупации и до противоповстанческих действий и гуманитарного кризиса. Этот этап заканчивается успешно, когда повседневная деятельность местного правительства и коммерческих структур способна удовлетворить экономические и медицинские потребности пострадавших сообществ или когда другие организации способны взять на себя ответственность за помощь и восстановление.

Мероприятия по помощи и восстановлению, проводимые во время боевых действий, отличаются несколькими важными аспектами от деятельности, проводимой во время долговременной военной оккупации и тем более от операций мирного времени, нацеленных на оказание помощи населению после рукотворных или природных катастроф. Возможно, базовая переменная здесь – это условия безопасности, в которых должны проводиться помощь и восстановление. Где нет существенной угрозы безопасности или где местных сил правопорядка достаточно для поддержания общественного порядка, помощь и восстановление становятся в основном проблемой материального обеспечения и строительства. С другой стороны, превалирующей целью мероприятий помощи и восстановления, проводимых во время боевых действий, будет сохранение наступательного движения или оборонной целостности. В то время как это нисколько не исключает усилий по улучшению условий гражданского населения, приоритеты этих усилий должны быть тщательным образом расставлены во избежание снижения давления на пока еще непобежденного противника. В противоповстанческих операциях трения между этими соперничающими целями могут стать острыми, поэтому командиры объединенных сил должны постоянно переоценивать и регулировать баланс между мероприятиями помощи и восстановления, нацеленными на поддержание продолжающихся боевых действий, и деятельностью, нацеленной на улучшение положения населения.

•••

Боевые действия, обеспечение безопасности, стабилизация, помощь и восстановление должны быть компетенцией объединенных сил. В то время, как специальные силы будут сосредоточены на одном или нескольких аспектах, общевойсковые силы должны быть способны тем или иным образом действовать во всех четырех категориях военной деятельности. В настоящее время американские объединенные силы располагают систематизированной доктриной боевых действий, но доктрина и возможности касательно других видов деятельности являются менее определенными.

Эта диспропорция должна измениться. Несмотря на это, важно помнить, что пока другие структуры могут заниматься деятельностью по безопасности, стабилизации, помощи и восстановлению, только военные могут вести боевые действия.

Независимо от сочетания деятельности по ведению боевых действий, обеспечению безопасности, стабилизации, помощи и восстановлению, в основу всех будущих успешных совместных действий лягут несколько расширенных правил.

Эти правила следующие:
Добиваться и поддерживать единство усилий в рамках объединенных сил и между объединенными силами и американским правительством, международными и другими партнерами
Планировать и управлять оперативными перемещениями во времени и пространстве
Сосредотачиваться на текущих целях чье достижение предполагает самые широкие и продолжительные результаты
Объединять совместные возможности с целью максимизации дополнительных эффектов
Избегать объединения возможностей, когда это повышает сложность без уравновешивающего преимущества
Двигать совместную деятельность на самые нижние эшелоны, где ею можно было бы эффективно управлять
Действовать не напрямую, а через партнеров в той степени, в которой позволяет ситуация
Гарантировать оперативную свободу действий
Поддерживать оперативную и организационную гибкость
Информировать местную аудиторию и влиять на восприятие и отношение ключевых иностранных сообществ в рамках определенного и постоянного оперативного требования

Вывод

Эта концепция представляет будущее, характеризующееся в основном неопределенностью, сложностью, быстрыми изменениями и постоянными конфликтами, будущее в котором широкий набор непреодолимых проблем национальной безопасности в мирное время, во время кризиса и военное время потребует участия американских объединенных сил. Самым важным здесь для вооруженных сил США является война, способность вести боевые действия, что никогда не должно рассматриваться как принесение себя в жертву.

Эти вызовы в основе своей не новы, но появление их в будущем проявит особенности, которые ранее не были известны, и в настоящее время - непредсказуемы. В результате, объединенные силы должны быть готовы сделать свой вклад в национальные усилия, чтобы справиться со всеми этими вызовами, даже несмотря на то, что подготовка к одному вызову создает проблемы при подготовке к другим.

Эта концепция предлагает общий процесс оперативной адаптации, который может применяться универсально ко всем совместным операциям, несмотря на то большое разнообразие, которое они могут иметь. Ключевым признаком этого подхода станет интеграция дополнительных возможностей, которыми рода войск могут дополнить объединенные силы. Структура четырех базовых категорий военной деятельности обеспечивает основу для развития возможностей.

Институционные последствия следования этому подходу являются потенциально драматическими. Так или иначе, все они направлены на создание вооруженных сил в качестве более адаптивного и универсального инструмента национальной политики. Фундаментальными среди них будут формирование более высокого уровня компетентности во всех четырех категориях военной деятельности наряду с достижением лучшей боеспособности в борьбе с самыми разнообразными регулярными или нерегулярными угрозами.

На процесс развития боевых возможностей возлагается обеспечение личного состава доктриной, боевой подготовкой, знаниями и материальными средствами, которые им необходимы для успешного выполнения поставленной задачи. В конечно счете, объединенные силы состоят из женщин и мужчин, и именно они придают им наивысшую боевую мощь.


Мерзляков Вячеслав
Категория: Политика и прочее | Просмотров: 820 | Добавил: Kkorablevv | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя (напишите здесь что-нибудь) *:
Email: (не обязательно)
Все смайлы
Код *:
Вход на сайт
Логин:
Пароль:

Поиск

Архив записей

Copyright MyCorp © 2019Сделать бесплатный сайт с uCoz