Главная » 2012 » Октябрь » 8 » ПРО южноазиатского гиганта
20:32
ПРО южноазиатского гиганта
Нью-Дели целеустремленно готовится к защите от ракетного нападения
После проведения ядерных испытаний в 1998 году Индия обратила пристальное внимание на разработку технологий в области противоракетной обороны. В ходе их создания и развития индийские специалисты опирались на собственные достижения и использовали военно-техническое сотрудничество с другими государствами. Согласно оценкам Стокгольмского института изучения проблем мира (СИПРИ) в последние годы на мировом рынке вооружений и военной техники индийцы проявляют повышенный интерес именно к системам для военно-воздушных сил, ПВО и ПРО.

Отсутствие официально утвержденной концепции индийской противоракетной обороны не позволяет четко сформулировать главные задачи, которые она призвана решать. Однако их можно примерно определить на основе официальных заявлений и экспертных оценок.

Попасть в группу избранных

Какие же факторы прежде всего повлияли на то, что ПРО оказалась в числе приоритетов военного строительства южноазиатской державы?

Необходимость повысить степень защищенности ядерных сил и сохранить надежный потенциал для нанесения ответного ракетно-ядерного удара. Для Индии, взявшей на себя обязательство не применять ядерное оружие первой, это имеет первостепенное значение. Чтобы располагать потенциалом ответного удара, она, как заявлено в индийской военной доктрине, стремится обеспечить живучесть ядерного арсенала, эффективность боевого управления, контроля, коммуникаций, программного и информационного обеспечения и разведки, космических и наземных систем предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

Осознаваемая уязвимость административных центров и военных объектов перед ракетными угрозами со стороны вероятных противников, усугубляемая неудовлетворительным состоянием войск ПВО.

Желание властей подтвердить свою способность уберечь население страны от внешних угроз, влияющее на пропагандистские функции оружия. Оно представляется индийским гражданам не только в качестве средства поражения противника в боях, но и как своего рода политический символ. Не случайно для многих систем вооружения Индии характерны названия, отсылающие к религиозным или историческим образам (например «Тришул» – наименование ЗРК ближнего действия – это трезубец, атрибут индусского бога Шивы). Политический контекст позволяет положительно решать вопросы эффективности и стоимости ПРО, даже если с военной, технологической и экономической точки зрения нет однозначного ответа.

Стремление Индии занять место среди ведущих стран планеты, объясняющее ее готовность на значительные расходы в военной области. Технологии ПРО наряду с технологиями ракетно-ядерного оружия воспринимаются индийцами как один из атрибутов таких государств. Демонстрируя успехи в освоении этих технологий, Индия претендует на принадлежность к узкому кругу мировых держав. Например, после первых летных испытаний противоракетной системы 27 ноября 2006 года Радж Ченгаппа, обозреватель журнала India Today, написал: «Индия стала младшим членом избранной группы стран, имеющих потенциал для развития систем ПРО, а именно США, России и Израиля». А вслед за испытаниями баллистической ракеты «Агни-5» 19 апреля 2012 года индийские официальные лица подчеркивали, что их страна присоединилась к элитарному клубу государств, обладающих ракетами межконтинентальной дальности.

Намерение использовать побочные продукты оборонных технологий в мирных целях. По словам Абадукатха Пиллаи, главы российско-индийского предприятия «БраМос Аэроспейс», индийская традиция всегда ориентировалась на то, чтобы любые научно-технические программы были направлены на социально-экономическое развитие страны.

Что и где располагается

В Индии выделяются районы и объекты, требующие прикрытия средствами ПРО-ПВО. По словам маршала авиации Рагху Раджана, в 1983 году таких объектов и районов было 101, в 1992-м – 122, в 1997-м – 133.

Несомненно, в число уязвимых районов входит столица Нью-Дели, где находится политическое руководство страны и, в частности, премьер-министр, который возглавляет Политический комитет Объединенного командования стратегическими силами, ответственный за принятие решения о применении ядерного оружия. Само командование первоначально размещалось в столице, однако затем передислоцировалось, предположительно в близлежащий район.

В Нью-Дели или в его пригородах располагается также подземный командный пункт (КП) Объединенного командования. Запасной КП находится, возможно, на юге страны. Если это соответствует действительности, то он может размещаться вблизи от 333, 334 и 335-й ракетных групп, в которых развернуты ракеты «Притхви-1» и «Притхви-2» (333-я группа), «Агни-2» (334 и 335-я). Эти группы базируются рядом с Секундерабадом (штат Андхра Прадеш) и, очевидно, тоже должны быть включены в список уязвимых объектов.

По мнению американского эксперта Дина Уилкенинга, поскольку живучесть ядерного оружия Индии определяется отсутствием информации о конкретных местах расположения складов с ядерными боеголовками и средствами доставки, зональная ПРО предпочтительнее объектовой, так как она позволяет избежать точной локализации защищаемых объектов.

Такая же аргументация применима к выбору зональной ПРО для обороны столицы и пригородных районов, где оборудован КП Объединенного командования. Как полагает Виджай Кумар Сарасват, советник по науке индийской Организации оборонных исследований и разработок (ООИР), для столичного района потребуются две батареи ПРО, способные прикрыть общую площадь 400 квадратных километров. Помимо этого, по словам специалиста, ПРО понадобится для защиты основных городов Индии (Мумбаи, Колката, Ченнаи) и других приоритетных для противника целей.

Рубежная ПРО-ПВО, видимо, дополняет зональную и объектовую, о чем свидетельствуют планы Индии развернуть к 2015 году восемь дивизионов, оснащенных зенитно-ракетными комплексами средней дальности, из которых шесть будут размещены на северо-востоке страны (китайское направление), а два, вероятно, – на западе (пакистанское направление).

Реализация планов развития ПРО-ПВО к 2015 году потребует от Нью-Дели вложения значительных средств, освоения и развития новых технологий (в частности в области СПРН). Решение последней задачи осложняется тем, что Индии трудно приобрести ряд технологий ПРО-ПВО в рамках ВТС с другими странами. Как отметил Абадукатх Пиллаи, во имя сохранения режима контроля очень часто странам, которые действительно нуждаются в технологиях для самозащиты или в целях развития, закрыт доступ к данным технологиям.

Примеры таких ограничений характерны для всех ключевых партнеров Нью-Дели в области ВТС. Например, Виктор Комардин, руководитель российской делегации ОАО «Рособоронэкспорт» на выставке «Дефэкспо Индия-2012», сообщил, что Россия предлагает Индии средства ПВО малой и средней дальности (такие, как ЗРК «Бук-М2Э» и «Тор-М2Э», ЗРПК «Панцирь-С1» и ПЗРК «Игла-С»). Вопреки утверждениям некоторых пакистанских исследователей Москва не предоставляла Нью-Дели в аренду зенитную ракетную систему (ЗРС) С-300 в рамках открытого ВТС.

Сотрудничество Индии с Израилем распространяется на ПВО, но не на ПРО из-за противодействия США, которые со своей стороны также ограничивают доступ индийцев к чувствительным технологиям, что признается обеими странами.

Учитывая ограниченность ресурсов и особенности ВТС с другими государствами в области ПРО-ПВО, наиболее доступным для Индии, по мнению исследователя Санджая Бадри-Махараджа, было бы создание ПРО страны на основе существующей системы ПВО.

Надежность ПВО под вопросом

Индийские войска ПВО, образованные 10 января 1994 года, первоначально были частью ВВС, но 18 апреля 2005-го переподчинены сухопутным войскам. Организационно они разделены на систему управления силами ПВО и собственно силы ПВО. Основу последних составляют две зенитные ракетные группы, вооруженные ЗРК 2К12 «Куб» (12 полков), 30 полков с зенитными пушками Bofors L40/70, четыре полка с ЗСУ 23-4 «Шилка» и т. д. Эти части обеспечивают зональную ПВО. Задачи объектовой ПВО решают полки, на вооружении которых стоят такие комплексы, как ЗРК 9К35 «Стрела-10» и ЗРК 9К33 «Оса». Помимо этого 30–40 батарей приданы ВВС (см. табл.).

Cамоходная ЗСУ «Шилка».

Очевидно, что силы ПВО нуждаются в модернизации, которой стоило бы воспользоваться для создания ПРО-ПВО. Однако сама по себе модернизация войск ПВО, возможно, потребует слишком больших ресурсов. Это может не позволить обеспечить достаточное финансирование для создания ПРО и СПРН. Согласно письму генерала Виджая Кумара Сингха, бывшего начальника штаба сухопутных войск, почти 97 процентов индийских средств ПВО устарело.

Не обошлось и без провалов

В середине 80-х годов правительство, возглавляемое премьер-министром Индирой Ганди, поручило ООИР (основана в 1958-м) реализацию научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) по трем направлениям, одним из которых стали ракеты различных классов, включая зенитные ракетные комплексы ПВО. Работы по этому направлению велись в рамках Комплексной программы по разработке управляемого ракетного оружия, которая длилась с 1982 по 2008 год. Начальный капитал программы равнялся 7,8 миллиарда рупий (630 миллионов долларов по курсу 1985 года).


Разработка зенитного ракетного комплекса средней дальности «Акаш» (начало проекта в 1983-м), ЗРК ближнего действия «Тришул» (1984) привела к ограниченному успеху. Эти проекты реализовывались с использованием как отечественных, так и зарубежных технологий. В системе «Акаш» использованы технологии зенитной управляемой ракеты 3М9 советского ЗРК 2К12 «Квадрат», в «Тришул» – ЗУР 9М33 комплекса 9К33 «Оса».

Первые летные испытания ЗРК «Акаш» проведены в 1990 году, затем до 1997-го последовал ряд тестов. В 1998 году начались стрельбы ЗРК по воздушным целям. В 2006-м комплекс был передан на опытную эксплуатацию в сухопутные войска Индии, выявившую серьезные проблемы. Устранение большинства недостатков переломило ситуацию к 2008 году, когда апробации системы с участием представителей ВВС были признаны успешными.

В том же году ВВС заказали два дивизиона «Акаш», включая 32 пусковые установки и 250 ракет, на сумму 12,2 миллиарда рупий (267,4 миллиона долларов по курсу 2008 года). В конце 2008-го было объявлено о заказе ВВС еще шести дивизионов «Акаш» на 35 миллиардов рупий (716 миллионов долларов).

Интерес к комплексу проявили не только защитники индийского неба. На заседании Совета по оборонным закупкам 8 июня 2010 года был утвержден заказ на ЗРК «Акаш» для 12 дивизионов. В марте 2011-го подписано соответствующее соглашение между сухопутными войсками и компанией «Бхарат Дайнемикс Лимитед», главным разработчиком ракетного оружия Индии, включая «Акаш». По данному соглашению корпорация должна укомплектовать два полка 2000 ракетами, пусковыми установками, радарами и другими частями комплекса «Акаш». Сумма контракта – 140 миллиардов рупий (3,2 миллиарда долларов). Поступление первой партии ЗРК намечено на 2012 год. Этот контракт с индийским производителем стал самым дорогим в истории ВС Индии.

В отличие от «Акаша» разработка ЗРК ближнего действия «Тришул» закончилась провалом. C 1984 года проведено более 40 летных испытаний, однако их результат не удовлетворил военных, которые усомнились в способности «Тришула» заменить комплекс 9К33 «Оса».

27 февраля 2007 года министр обороны А. Энтони объявил о завершении проекта «Тришул». Он обошелся государству в 2,8 миллиарда рупий (65,9 миллиона долларов по курсу 2008 года). Для сравнения: на проект «Акаш» израсходовано 5,2 миллиарда рупий (122 миллиона долларов по курсу 2008 года).

Из-за проблем проекта «Тришул» и отставания от сроков проекта «Акаш» Индия решила обратиться к иностранным партнерам, прежде всего Израилю и России, для приобретения альтернативных систем.

Есть успехи

В середине первого десятилетия XXI века стало известно о создании Индией противоракетной обороны на основе ОТР «Притхви». Предположительно работы по ПРО начались в 1999 году. Она должна состоять из двух систем: «Притхви Эйр Дифенс» (ПЭД) – для перехвата целей за пределами атмосферы и «Эдвансед Эйр Дифенс» (ЭЭД) – для перехвата целей после входа в атмосферу. В отличие от системы ПЭД, в основе которой ракетные технологии «Притхви», ЭЭД разрабатывается с нуля.

ПЭД представляет собой двухступенчатую ракету, развивающую скорость на активном участке траектории до 1,7 километра в секунду. Первая ступень – жидкостная, вторая – твердотопливная. Данная система ориентирована на баллистические ракеты с дальностью полета от 300 до 2000 километров, которые могут перехватываться на высоте 50–80 километров и дальности 150–200 километров.

ЭЭД – одноступенчатая твердотопливная ракета. Ее скорость на активном участке траектории – до 1,0 километра в секунду. Перехват может осуществляться на высоте до 30 километров и дальности до 30 километров.

Первые летные испытания ПЭД с поражением мишени на высоте 48 километров были успешно проведены 27 ноября 2006 года, после чего Виджай Кумар Сарасват заявил: «Мы успешно освоили технологии для системы ПРО… Когда она потребуется стране, мы ее получим, но как минимум через три – пять лет».

С этого времени развитие технологий ПРО приобретает приоритетное значение, что подтверждают слова А. П. Дж. Абдул Калама, президента Индии в 2002–2007 годах: «В следующие две декады системы ПРО будут играть главную роль в защите от ядерных атак, после чего наступит время космических систем и стратегических военных спутников».

Во время второго успешного теста 6 марта 2009 года использовалась модификация ПЭД-2 с более мощными двигателями, улучшенными системами управления и наведения и 30-килограммовой боевой частью направленного действия. Система функционировала в автоматическом режиме. Мишень была разрушена на высоте 75 километров. В отличие от предыдущей апробации, во время которой применялся израильский радар «Эльта Грин Пайн», испытания 2009 года проводились с использованием экспериментальной индийской РЛС дальнего действия «Сордфиш». Как подчеркнул Виджай Кумар Сарасват, потенциал ПЭД-2 был увеличен на 30 процентов по сравнению с ПЭД.

6 декабря 2007 года Индия провела первое успешное испытание системы ЭЭД, которая перехватила цели на высоте 15 километров. На начальном участке траектории осуществлялось инерциальное наведение перехватчика, на конечном – активное радиолокационное самонаведение. Тогда Виджай Кумар Сарасват сообщил, что одна батарея ПРО может защищать район площадью до 200 квадратных километров. Очевидно, такая батарея должна включать как ПЭД, так и ЭЭД, что подтверждают намерения индийских разработчиков испытать одновременный перехват нескольких мишеней за пределами атмосферы и после входа в нее.

Новая серия тестов ПРО прошла 15 марта 2010 года (завершилась провалом из-за отклонения мишени от заданной траектории и связанного с этим сбоя системы наведения перехватчика), 26 июля 2010-го и 6 марта 2011-го (успешные). Согласно источникам в ООИР удачные испытания 2011-го позволяют планировать развертывание ПРО Индии в 2015 году. К этому же времени ожидается введение в строй восьми дивизионов, оснащенных ЗРК «Акаш».

Космическая составляющая

К 2015 году Нью-Дели рассчитывает получить не только надежные ракеты-перехватчики, но и СПРН, включая радары и спутники. Темпы разработок данных систем вынуждают относиться с осторожностью к этим планам. Например, в 2009-м была впервые протестирована РЛС дальнего обнаружения «Сордфиш», однако в том же году принято решение привлечь к разработке станции негосударственные компании с тем, чтобы повысить ее эффективность, в частности увеличить радиус действия с 600 до 1500 километров. Как ожидалось, данные разработки должны были завершиться к 2011 году, но об этом официально не сообщалось.

Развитие спутниковых систем Индии также не позволяет говорить о ее готовности к развертыванию космической СПРН в ближайшей перспективе. Только 32 процента из 65 аппаратов, выведенных индийцами на орбиты в 1975–2011 годах, способны выполнять задачи, связанные с наблюдением Земли (получение изображений, картографирование, топогеодезическое и метеорологическое обеспечение). Вероятно, лишь в одном случае оператором являются ВВС Индии – спутник РИСАТ-2, отправленный в околоземное пространство 20 апреля 2009 года. Это первый индийский космический аппарат, на котором установлен радар с синтезированной апертурой, позволяющий получать изображения в любых погодных условиях.

Ранее разведывательные задачи выполнял только экспериментально-технологический спутник, оснащенный камерой, которая делает панхроматические изображения однометрового разрешения, и радаром X-диапозона с фазированной антенной решеткой (выведен на орбиту 22 октября 2001 года). Период обращения обоих спутников составляет более 90 минут, максимальный обзор поверхности Земли не превышает четырех процентов. Перемещаясь по солнечно-синхронной орбите, эти аппараты постоянно находятся на освещенной стороне нашей планеты. Очевидно, установленное на них оборудование позволяет фиксировать перемещение вооруженных групп вероятного противника и его военной техники, включая мобильные пусковые установки, но не предупреждать о ракетном нападении.

Подведем итог

Таким образом, Нью-Дели развивает технологии противоракетной обороны исходя из необходимости повышения живучести своих ядерных сил, защиты уязвимых районов и объектов индийского государства, а также стремления использовать ее в качестве фактора внутренней и внешней политики. ПРО призвана демонстрировать силу, развитость и амбициозность южноазиатского гиганта. Кроме того, создание, освоение и совершенствование средств ПРО поможет Индии достичь нового технологического уровня, что благотворно скажется как на военном, так и на гражданском секторах промышленности.

Препятствие на пути индийцев к собственной ПРО – такой фактор, как ограниченность внутренних ресурсов и возможностей приобретения необходимых технологий в рамках ВТС с другими странами. Войска ПВО, на базе которых могла быть построена противоракетная оборона, находятся в тяжелом состоянии, выход из него потребует значительных затрат и времени.

Важной характеристикой национальных дебатов в Индии является наличие политического консенсуса о необходимости дальнейших разработок в области ПРО при отсутствии согласия в экспертном сообществе относительно целесообразности значительных расходов на ПРО, которая не только не может гарантировать защиту страны от ракетных и ядерных угроз, но и порождает новые.

Сочетание позитивных и негативных факторов заставляет с большой осторожностью относиться к планам развертывания ПРО и модернизации ПВО к 2015 году. Рассматривая в целом эти проекты Индии, можно выделить четыре уровня перспективной защиты от воздушно-ракетного нападения. Первые два уровня – ПЭД и ЭЭД должны быть интегрированными частями ПРО, вторые – средства ПВО малой и средней дальности, вероятно, самостоятельной системой.


Петр Топычканов

Категория: ПВО/ПРО/ЗРК/ПЗРК | Просмотров: 561 | Добавил: Kkorablevv | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя (напишите здесь что-нибудь) *:
Email: (не обязательно)
Код *: