Главная » 2015 » Январь » 13 » Новая Военная доктрина Российской Федерации
21:19
Новая Военная доктрина Российской Федерации

В конце декабря прошлого года Совет Безопасности России одобрил, а президент Владимир Путин утвердил поправки к существующей Военной доктрине. В связи с рядом изменений международной военно-политической обстановки, наблюдаемым в последнее время, российское руководство вынуждено принимать соответствующие меры и редактировать существующие документы, лежащие в основе оборонной стратегии государства. С 26 декабря основой обороны страны является обновленная Военная доктрина. Предыдущий вариант документа был принят в феврале 2010 года.

Характер внесенных поправок таков, что большая часть пунктов документа осталась без изменений. Тем не менее, некоторые положения Доктрины были перемещены внутри документа, а также в той или иной мере изменены, дополнены или сокращены. Хотя внесенные правки и выглядят небольшими, они оказывают большое влияние как на Военную доктрину, так и на различные особенности ее реализации. Рассмотрим обновленный документ и внесенные коррективы, отличающие его от предыдущей Доктрины.

Первый раздел обновленной Военной доктрины, «Общие положения», претерпел минимальные изменения. Незначительно изменилась его структура. Так, список документов стратегического планирования, лежащих в основе Доктрины, был изменен и вынесен в отдельный пункт. Остались прежними почти все определения терминов, используемых в документах, хотя некоторые были переработаны. К примеру, термины «военная безопасность», «военная угроза», «вооруженный конфликт» и т.д. предлагается толковать по-старому, а в определении понятия «региональная война» теперь отсутствует упоминание возможного использования ядерных и обычных вооружений, а также ведение боев на территории региона, в прилегающих акваториях и воздушном или космическом пространстве над ним.
Яндекс.Директ
Шаблоны WordPress
1500 тем WordPress из коллекции TemplateMonster. Круглосуточная поддержка18+
templatemonster.com

В доработанной Военной доктрине вводятся два новых понятия: мобилизационная готовность Российской Федерации и система неядерного сдерживания. Первый термин обозначает способность вооруженных сил, экономики государства и органов власти организовывать и выполнять мобилизационные планы. Система неядерного сдерживания, в свою очередь, является комплексом военных, военно-технических и внешнеполитических мер, направленных на предотвращение агрессии с помощью неядерных мер.

Весьма примечательные изменения наблюдаются во втором разделе Военной доктрины, «Военные опасности и военные угрозы Российской Федерации». Уже в первом пункте этого раздела (ранее он был 7-м, но ввиду некоторых изменений структуры документа стал 8-м) отражаются изменения геополитической ситуации в мире. Ранее характерной чертой мирового развития назывались ослабление идеологической конфронтации, снижение уровня экономического, политического и военного влияния одних государств или групп стран, а также рост влияния других государств.

Теперь же авторы документа считают основными тенденциями усиление глобальной конкуренции и напряженности в различных областях межрегионального и межгосударственного сотрудничества, соперничество ценностных ориентиров и моделей развития, а также неустойчивость экономического и политического развития на различных уровнях, наблюдаемые на фоне общего ухудшения отношений на международной арене. Влияние постепенно перераспределяется в пользу новых центров политического притяжения и экономического роста.

События последнего времени привели к появлению пункта 11, согласно которому наметилась тенденция смещения военных опасностей и угроз в информационное пространство и внутреннюю сферу России. Отмечается, что при снижении вероятности начала крупномасштабной войны против Российской Федерации на некоторых направлениях риски увеличиваются.

Пункт 8 новой Военной доктрины перечисляет основные внешние военные опасности. Большая часть перечисленных опасностей осталась без изменений, однако некоторые подпункты изменены, а также появились новые. К примеру, серьезно расширен подпункт об угрозе международного терроризма и экстремизма. Авторы Доктрины утверждают, что подобная угроза растет, а борьба с ней имеет недостаточную эффективность. В результате появляется реальная угроза проведения терактов с использованием токсичных и радиоактивных материалов. Кроме того, увеличиваются масштабы международной организованной преступности, прежде всего торговли оружием и наркотиками.

В обновленной Военной доктрине имеются три новые внешние военные опасности, отсутствовавшие в предыдущей версии документа:
- использование информационных и коммуникационных технологий в военно-политических целях для осуществления действий, направленных против политической независимости, территориальной целостности и суверенитета, а также представляющих угрозу региональной и глобальной стабильности;
- смены правящего режима в сопредельных странах (в том числе путем государственного переворота), в результате которых новые власти начинают проводить политику, угрожающую интересам России;
- подрывная деятельность зарубежных спецслужб и различных организаций.

Добавлен пункт «Основные внутренние военные опасности», раскрывающий потенциальные угрозы, не имеющие прямой связи с внешней военной агрессией. В внутренним военным опасностям отнесены:
- деятельность, направленная на насильственное изменение конституционного строя России, а также на дестабилизацию социальной и внутриполитической ситуации, нарушение работы органов государственной власти, военных объектов или информационной инфраструктуры;
- деятельность террористических организаций или отдельных лиц, намеревающихся подорвать суверенитет государства или нарушить его территориальную целостность;
- информационное воздействие на население (в первую очередь, на молодежь), направленное на подрыв исторических, духовных и патриотических традиций, связанных с защитой своей страны;
- попытки провоцирования социальной и межнациональной напряженности, а также разжигание ненависти по этническим или религиозным мотивам.

В пункте 12 Доктрины перечисляются характерные черты современных военных конфликтов. В ряде подпунктов эта часть Военной доктрины соответствует ее предыдущей версии, однако имеет существенные отличия. Так, подпункт «а» ранее выглядел подобным образом: «комплексное применение военной силы и сил и средств невоенного характера». В новой редакции в нем упоминаются политические, экономические, информационные и другие меры невоенного характера. Кроме того, подобные меры могут реализовываться с использованием протестного потенциала населения и сил специальных операций.

Расширен список представляющих угрозу систем вооружения, представленный в подпункте «б». Помимо высокоточного и гиперзвукового оружия, средств радиоэлектронной борьбы и систем на основе новых физических принципов в обновленной Доктрине упоминаются информационно-управляющие системы, а также роботизированные системы вооружения и техника, в том числе беспилотные летательные и автономные морские аппараты.

Серьезным образом изменен дальнейший список характерных черт современных конфликтов. Теперь он выглядит так:
- воздействие на противника на всей глубине его территории, на море и в воздушно-космическом пространстве. Кроме того, используется воздействие в информационном пространстве;
- высокая степень поражения целей и избирательность, а также быстрота маневра как войсками, так и огнем. Большое значение приобретают мобильные группировки войск;
- сокращение времени подготовки к ведению боевых действий;
- переход от строго вертикальной системы управления войсками к глобальным сетевым автоматическим системам, что приводит к усилению централизации и автоматизации управления силами;
- создание постоянно действующей зоны вооруженного конфликта на территориях противоборствующих сторон;
- активное участие в конфликтах частных военных компаний и различных иррегулярных формирований;
- использование непрямых и ассиметричных действий;
- финансирование политических и общественных движений, используемых для достижения определенных целей.

Несмотря на изменение облика и характера современных вооруженных конфликтов, ядерное оружие по-прежнему является и будет являться важным фактором предотвращения вооруженных конфликтов с использованием обычных и ядерных вооружений. Подобный тезис отражен в пункте 16 обновленной Военной доктрины.

Раздел III новой Военной доктрины посвящен военной политике Российской Федерации. Пункт 17 предыдущей редакции был разделен на два. В новом 17-м пункте оговаривается порядок определения основных задач военной политики государства. Они должны определяться в соответствии с федеральным законодательством, Стратегией национальной безопасности и т.д.

В пункте 18 утверждается, что военная политика России направлена на сдерживание и предотвращение военных конфликтов, совершенствование вооруженных сил и других структур, а также повышение мобилизационной готовности в целях защиты Российской Федерации и ее союзников. Интересен тот факт, что в предыдущей версии Военной доктрины одной из целей военной политики было недопущение гонки вооружений. В новом документе подобная цель отсутствует.

Пункт 21 оговаривает основные задачи России по сдерживанию и предотвращению конфликтов. В новой редакции этот пункт имеет следующие отличия от предыдущей версии:
- подпункт «д» требует поддерживать мобилизационную готовность экономики и органов власти на разных уровнях;
- подпункт «е» подразумевает объединение усилий государства и общества в деле защиты страны, а также разработку и реализацию мер по повышению эффективности военно-патриотического воспитания граждан и подготовки молодежи к военной службе;
- подпункт «ж» является доработанным вариантом подпункта «е» предыдущего варианта Доктрины и требует расширять круг государств-партнеров. Важным нововведением является расширение взаимодействия со странами, входящими в организацию БРИКС;
- подпункт «з» (бывший «д») касается укрепления системы коллективной безопасности в рамках ОДКБ, а также усиления сотрудничества стран СНГ, ОБСЕ и ШОС. Кроме того, в качестве партнеров впервые упоминаются Абхазия и Южная Осетия.

Полностью новыми являются следующие подпункты пункта 21:
л) создание механизмов взаимовыгодного сотрудничества в деле противодействия вероятным ракетным угрозам, вплоть до совместного создания систем противоракетной обороны с равноправным участием российской стороны;
м) противодействие попыткам государств или групп государств обеспечивать свое военное превосходство при помощи развертывания систем стратегической ПРО, размещения вооружений в космосе или развертывания стратегического высокоточного неядерного оружия;
н) заключение международного соглашения, запрещающего размещать любое оружие в космическом пространстве;
о) согласование в рамках ООН систем регулирования безопасного осуществления деятельности в космическом пространстве, в т.ч. безопасность операций в космосе с технической точки зрения;
п) укрепление российских возможностей в области наблюдения за объектами и процессами в околоземном пространстве, а также сотрудничество с зарубежными государствами;
с) создание и принятие механизмов контроля за соблюдением Конвенции о запрещении бактериологического и токсинного оружия;
у) создание условий, направленных на снижение риска использования коммуникационных и информационных технологий в военно-политических целях.

32-й пункт Военной доктрины определяет основные задачи вооруженных сил, других войск и органов в мирное время. В новой Доктрине имеются следующие доработки:
- в подпункте «б» упоминается стратегическое сдерживание и предотвращение военных конфликтов при помощи как ядерного, так и обычного вооружения;
- в подпункте «и» изменен подход к созданию военной инфраструктуры. Теперь предлагается создавать новые и модернизировать существующие объекты, а также проводить отбор объектов двойного назначения, которые могут использоваться вооруженными силами в целях обороны;
- в обновленном подпункте «о» присутствует требование о борьбе с терроризмом на территории России, а также о пресечении деятельности международных террористических организаций за пределами государства;
- добавлен подпункт «у», согласно которому новой задачей вооруженных сил является обеспечение национальных интересов России в Арктике.

Пункт 33 (бывший п. 28) оговаривает основные задачи вооруженных сил, иных войск и органов в период непосредственной угрозы агрессии. В целом он соответствует предыдущей редакции, однако имеет новый подпункт. В обновленной Военной доктрине присутствует подпункт о стратегическом развертывании вооруженных сил.

В пункте 35 отражены основные задачи военной организации. Как и другие положения новой Доктрины, этот пункт немного отличается от предыдущей версии и имеет следующие нововведения:
- в подпункте «в» вместо совершенствования системы ПВО и создания системы воздушно-космической обороны указывается совершенствование существующей системы ВКО;
- новый подпункт «н» указывает на необходимость развития мобилизационной базы и обеспечение мобилизационного развертывания вооруженных сил;
- так же новый подпункт «о» требует совершенствовать систему радиационной, химической и биологической защиты войск и мирного населения.

Новая редакция пункта 38 Военной доктрины, говорящий о предпосылках и строительства и развития вооруженных сил, отличается от предыдущей двумя подпунктами:
- в подпункте «г» отмечается необходимость совершенствования взаимодействия как видов и родов войск, так и вооруженных сил и органов государственной власти;
- в подпункт «ж» вынесена необходимость совершенствования системы военного воспитания и образования, подготовки кадров и военной науки в целом.

Пункт 39 раскрывает методы и способы строительства и развития вооруженных сил и других структур. От предыдущей редакции п. 39 отличается следующими особенностями:
- в подпункте «ж» вместо создания сил гражданской обороны постоянной готовности указано развитие этой структуры;
- новый подпункт «з» подразумевает формирование территориальных войск для охраны объектов вооруженных сил и гражданской инфраструктуры;
- подпункт «н» вместо проводившейся ранее оптимизации количества военных образовательных учреждений предлагает совершенствование структуры системы подготовки кадров.

Почти полностью переработаны пункты новой Военной доктрины, касающиеся мобилизационной подготовки и мобилизационной готовности Российской Федерации. Кроме того, эти положения перенесены из четвертого раздела доктрины в третий, определяющий военную политику государства.

Согласно новой доктрине (п. 40), мобилизационная готовность страны обеспечивается подготовкой к выполнению мобилизационных планов в установленные сроки. Заданный уровень мобилизационной готовности зависит от прогнозируемых угроз и характера потенциального конфликта. Заданный уровень должен достигаться за счет мероприятий по мобилизационной подготовке и обновления материальной части вооруженных сил.

Основными задачами мобилизационной подготовки в пункте 42 определены:
- обеспечение устойчивого государственного управления в военное время;
- создание законодательной базы, регулирующей работу экономики и т.п. в военное время;
- обеспечение потребностей вооруженных сил и населения;
- создание специальных формирований, которые при объявлении мобилизации могут быть переданы вооруженным силам или заняты в интересах экономики;
- поддержание промышленного потенциала на уровне, необходимом для удовлетворения всех нужд;
- обеспечение вооруженных сил и отраслей экономики дополнительными людскими и материально-техническими ресурсами в условиях военного времени;
- организация восстановительных работ на объектах, поврежденных в ходе боевых действий;
- организация обеспечения населения продовольственными и иными товарами в условиях ограниченных ресурсов.

Раздел IV «Военно-экономическое обеспечение обороны» посвящен особенностям экономических аспектов строительства и модернизации вооруженных сил. Ввиду реализации ряда программ и проектов раздел о военно-экономическом обеспечении обороны серьезно отличается от соответствующих пунктов предыдущего варианта Военной доктрины. Рассмотрим нововведения обновленной Доктрины.

Разница старой и новой редакций раздела IV видна с первых пунктов. Особенно заметной она становится в пункте 44, «Задачи военно-экономического обеспечения обороны». В новой Доктрине определены следующие задачи:
- оснащение вооруженных сил и иных структур современным вооружением и военной техникой, созданной с использованием военно-научного потенциала страны;
- своевременное обеспечение вооруженных сил средствами для реализации программ строительства и применения, а также подготовки войск;
- развитие оборонно-промышленного комплекса при помощи координации военно-экономической деятельности государства;
- совершенствование сотрудничества с иностранными государствами в военно-политической и военно-технической сферах.

Пункты 52 и 53 посвящены развитию оборонно-промышленного комплекса. Примечательно, что в новой редакции они получили минимальные изменения. Так, в пункт 53, описывающий задачи развития ОПК, внесен дополнительный подпункт, согласно которому требуется обеспечивать производственно-технологическую готовность организаций ОПК к созданию и производству приоритетных образцов вооружения и техники в требуемых объемах.

Россия ведет активное военно-политическое и военно-техническое сотрудничество с различными зарубежными государствами. Такое партнерство тоже отражено в обновленной Военной доктрине. Пункт 55 (бывший п. 50) описывает задачи военно-политического сотрудничества и получил следующие отличия от предыдущей версии:
- выполнение международных обязательств вынесено в отдельный подпункт «ж», а подпункт «а» говорит об укреплении международной безопасности и стратегической стабильности на глобальном и региональном уровне;
- в список государств, с которыми предлагается сотрудничать, помимо стран ОДКБ и СНГ внесены Абхазия и Южная Осетия;
- предлагается развивать диалог с заинтересованными государствами.

Пункт 56 раскрывает список основных партнеров Российской Федерации, а также указывает на приоритеты сотрудничества с ними. В Военной доктрине указаны приоритеты сотрудничества с Республикой Беларусь, странами организаций ОДКБ, СНГ и ШОС, а также с ООН и другими международными организациями. В силу определенных причин эти подпункты п. 56 не изменились в сравнении с предыдущей редакцией Доктрины. Одновременно с этим в п. 56 появился новый подпункт, посвященный сотрудничеству России с Абхазией и Южной Осетией. Приоритетным направлением военно-политического сотрудничества с этими государствами является взаимовыгодная работа с целью обеспечения совместной обороны и безопасности.

Как и ранее, задачи военно-технического сотрудничества должны определяться президентом в соответствии с существующим федеральным законодательством (п. 57). Основные направления военно-технического сотрудничества с зарубежными государствами должны формулироваться президентом в его Ежегодном послании Федеральному Собранию.

Как и ранее, обновленная Военная доктрина содержит отдельный пункт, согласно которому положения этого документа могут дорабатываться и уточняться в связи с изменением характера потенциальных угроз и задач обеспечения безопасности Российской Федерации.

Категория: Армия | Просмотров: 632 | Добавил: Kkorablevv | Теги: доктрина, федерации, Новая, российской, Военная | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя (напишите здесь что-нибудь) *:
Email: (не обязательно)
Код *: